„ფსევდომართლმადიდებლურ შიშები“ – დამატებითი განმარტებანი

Аверкий архиепископ Сиракузский и Троицкий (19.10.1906– 13.04.1976) – выдающийся архипастырь и богослов Русской Зарубежной Церкви

 epamverski11

Вопросы и ответы

Частъ I

ВОПРОС: Почему нельзя женщинам носить мужскую одежду? Достаточно ли для этого запрещения авторитета пророка Моисея, сказавшего: «На женщине не должно быть мужской одежды, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Втор. 22, 5-6)? Не следует ли считать такое запрещение устаревшим?

ОТВЕТ: Такое запрещение имеет нравственное значение, а потому оно никогда не может потерять своей силы. Исходит оно не от Моисея, а от Самого Господа Бога, дававшего чрез Моисея Своему избранному народу Свои Божественные законы. Только то из Ветхозаветного Закона Божия потеряло своё значение в христианстве, что касалось чисто-обрядовой стороны и что было отменено на Апостольском Соборе в Иерусалиме в 51 году; весь же нравственный ветхозаветный закон продолжает сохранять свою силу и значение и в христианстве.

Принимать на себя, по легкомыслию, образ мужчины запрещено женщине и в Новом Завете. Так св. Апостол Павел в своём первом послании к Коринфянам указывает на неприличие для скромной и целомудренной женщины-христианки молиться с непокрытой головой и стричь свои волосы (11, 4-15). Каждому полу свойственно своё — у каждого пола свои внешние отличия, свой внешний облик и своя одежда. В христианстве подчёркивается, что лучшим украшением женщины является её женственность, чистота и целомудрие. Св. Апостол Павел прямо говорит, что женщины должны ходить «в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием» (1 Тим. 2, 9-10), а св. Апостол Петр, обращаясь к женщинам, говорит: «Да будет украшением вашим… сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1 Петр. 3, 3-4).

Согласно ли со всеми этими наставлениями стремление многих современных женщин принимать внешний облик мужчины, извращая таким образом естественные черты своего пола и подражая мужчине в манерах и поведении, как это обычно делают современные женщины, любящие одеваться в мужскую одежду?

Сверх всех этих соображений, мы имеем и в Новом Завете прямое и категорическое запрещение женщинам надевать мужскую одежду. 62-ое правило Шестого Вселенского Собора гласит: «… Определяем: никакому мужу не одеватися в женскую одежду, ни жене в одежду мужу свойственную… тех, которые отныне, зная сие, дерзнут делати что-либо из вышесказанного, аще суть клирики, повелеваем извергати из священного чина, аще же мiряне, отлучати от общения церковного».

Нужно быть совсем лишённым естественного нравственного чувства, чтобы не понимать и не ощущать, какое отвратительное, нравственно-отталкивающее зрелище представляет собою женщина, по-мужски остриженная, в мужской костюм наряженная, пускающая дым из папиросы, и грубостью и развязностью своих манер стремящаяся подражать современному светскому мужчине. Неужели кому-нибудь может быть не ясно, что такое действительно «мерзкое» не только в очах Божиих, но и в очах человеческих, явление есть болезненное порождение нашего нравственно-нездорового века, результат попрания здорового нравственного чувства и отвержения всех естественных законов, Самим Богом в природу человека заложенных?

ВОПРОС: Чем вызывается отрицательное отношение служителей нашей Церкви к танцам и, в частности, к балету? Не значит ли это проводить монашеские установки в жизнь обыкновенных рядовых мiрян?

ОТВЕТ: Задача истинной Христовой Церкви в этом мiре — спасение душ в жизнь вечную. Никаких других целей и задач истинная Церковь себе не ставит да и ставить не может, оставаясь Церковью. Всё, что способствует так или иначе этой задаче — спасению душ — Церковь приветствует, благословляет и поддерживает своим авторитетом. Но всё то, что каким бы то ни было образом противится этой задаче, Церковь порицает и осуждает. Против танцев Церковь выступает постольку, поскольку танцы наносят ущерб нравственности. Всякий, кто нарушает заповеди Божии, тем самым губит свою душу. Среди этих заповедей имеется весьма важная 7-ая заповедь, которая запрещает грехи против нравственности: «не прелюбы сотвори». Эта заповедь обязательна не для одних монахов, но и для мiрян, желающих быть истинными христианами и спасти свою душу. Нельзя думать, как, к сожалению, теперь многие думают, что нравственная жизнь требуется только от монахов, отказывающихся от брака, а что мiряне могут жить в нравственной распущенности, как им заблагорассудится. Хотя истинное христианство, как это ясно видно из Евангелия (Мате. 19, 3-12) и из Посланий Апостольских (1 Кор. 7 глава), всегда ставило и ставит девственную жизнь выше супружества, оно, однако, не запрещает супружескую жизнь, цель которой — благословенное рождение и христианское воспитание детей, как будущих граждан Царства Небесного. Разрешается, надо это помнить, именно брак, законный брак, заключенный с благословения Церкви — всякий же другой вид плотского сожития в двух основных его видах блуда и прелюбодеяния христианская Церковь всегда рассматривала, как тяжкий грех, ставя его наравне с убийством и отречением от веры и не напрасно, ибо этого рода грехи часто влекут за собой и то и другое — и убийство и отречение от веры, как показывает опыт самой жизни. Поэтому нисколько не удивительно, что всё то, что способствует вовлечению в эти грехи, Церковь порицает и подвергает осуждению.

С этой точки зрения и надо смотреть на танцы. Если танцы таковы, что представляют собою опасность для нравственности, Церковь не может их не осуждать.

Имея это ввиду, 51-ое правило Шестого Вселенского Собора «совершенно возбраняет быти смехотворцам… и плясания на позорищи (то-есть в театре), а 62-ое правило того же Шестого Собора запрещает «всенародные женские плясания, великий вред и пагубу наносити могущие», под страхом «отлучения от общения церковного».

Многие великие Отцы Церкви, каков, напр., св. Иоанн Златоуст, решительно выступали против зрелищ и общественных увеселений, причинявших вред нравственности. Для каждого истинного христианина такого рода женские пляски уже потому должны быть неприятны, что они невольно напоминают ему о пляске дочери Иродиады, жертвой коей сделался «величайший из рождённых женами» — Предтеча и Креститель Господень Иоанн. Об этом и говорит как раз в своём толковании на Евангелие от Матфея св. Златоуст, где повествуется об усекновении главы св. Иоанна.

«Чему дивиться», говорит он: «если так случилось с Иродом, когда и ныне при высоте любомудрия (то-есть: при широком распространении в мiре христианской веры и благочестия), много таких изнеженных юношей, которые за пляску отдают свои души? Предавшись в плен удовольствиям, они, подобно безсловесным животным, ведутся, куда влечёт их волк… Подлинно, где пляска, там и диавол. Не для того Бог дал нам ноги, чтобы безчинствовать, но для того, чтобы ходить чинно; не для того, чтобы прыгать…, но для того, чтобы ликовать с ангелами. Так и пляшут бесы, так оболыцают служители бесов, И ныне ведь бывают подобные пиршества, и если не умерщвляется Иоанн, то умерщвляются члены Христовы… Пляшущие ныне не главу просят на блюде, но душу пирующих с ними… Не говори мне, что ты, когда, разгорячась – вином и упившись, смотришь на пляску и слушаешь безстыдные речи женщины, ничего к ней не чувствуешь и не влечёшься к разврату, одолеваемый сладострастием. Напротив, ты терпишь ужасный вред, потому что члены Христовы делаешь членами блудницы. Если и нет перед тобой Иродиадиной дочери, то диавол, плясавший тогда в ней, и ныне управляет пляшущими, н ныне, похищая души пирующих, увлекает их в плен» (Творения т. 7 стр. 499-503).

Подобно св. Златоусту и наши Российские архипастыри, а в числе их особенно св. Тихон Задонский, решительно выступали против всяких таких увеселений и развлечений, носивших безнравственный характер.

А разве могут не претить здоровому нравственному чувству современные модные танцы, иногда просто поражающие своим безстыдством?

Пусть истинная христианская вера и здоровая нравственность упали теперь до самой крайней степени. Пусть разврат даже, в очах современного нравственно-распущенного общества, не является более чем-то предосудительным. Учение Церкви, основанной пришедшим на землю Спасителем мiра, остаётся всегда неизменным. Церковь истинная не может приспособляться к духу времени и потакать человеческим страстям. И если голосу Церкви не хотят внимать современные христиане, то тем хуже для них самих. Не Церковь должна следовать за жизнью, а жизнь должна следовать за Церковью. Ибо не жизни принадлежит право суда над Церковью и её учением и установлениями, а Церкви предоставлено право суда над жизнью Самим её Божественным Основателем Господом нашим Иисусом Христом, Который сказал: «Аще кто Церковь преслушает, буди тебе, якоже язычник и мытарь» (Матф. 18, 17)и служителям
Церкви вверил страшную власть — вязать и решить грехи людей (Мате. 18, 18).

+ + +

ВОПРОС: Почему Православная Церковь поступает так строго, запрещая браки с инославными? Ведь это каноническое правило может калечить жизнь молодых людей.

ОТВЕТ: Дело тут не в строгости, а в благоразумии и в заботе о душах вступающих в брак. Ведь что такое истинный брак — не в «современном», конечно, а в христианском понимании? Это — такое полное единение двух личностей мужчины и женщины, при котором двое становятся как бы одним человеком: «И будета два в плоть едину» — Бытия 2, 24 и Ефес. 5, 31. Самое главное в жизни человека верующего (а таким и должен быть член Церкви) это вера, которую он исповедует. Какое же может быть полное единение между людьми, исповедующими разную веру — между людьми, у которых коренное расхождение в самом главном, в том, что является основой жизни, не только здешней, временной, но и будущей, вечной? — Это уже не один человек, не «плоть едина»!
И самый опыт жизни показывает, что действительно браки православных с инославными весьма редко бывают, даже с житейской точки зрения, удачными, или, как принято выражаться, по-мiрски, «счастливыми». Вот почему наша Церковь не может не относиться к таким бракам отрицательно, хотя практически в последнее время эти так называемые «смешанные» браки стали допускаться, по особому каждый раз разрешению на то Епархиального Архиерея. Сама жизнь, однако, на каждом шагу свидетельствует, что не это каноническое правило, а стремление обойти его действительно «калечит жизнь молодых людей», часто раскаивающихся в том, что они повиновались голосу слепой страсти, а не благоразумия и здравого смысла.

ВОПРОС: Можно ли приобщать Св. Христовых Таин женщину, живущую с мужем инославным уже много лет, не венчанную по-православному?

ОТВЕТ: Нельзя, пока не повенчается с ним в православном храме по чину св. Православной Церкви. Лица, принадлежащие к св. Православной Церкви и невенчанные по православному чину, рассматриваются, как незаконно-сожительствующие, а потому не могут быть удостаиваемы причащения св. Христовых Таин, пока не принесут покаяния и не получат благословения на свою брачную жизнь от Св. Православной Церкви.

ВОПРОС: По недостатку данных нельзя точно определить день Рождества Христова. Поэтому я считаю, что праздник Рождества Христова можно и должно перенести на новый стиль. Это потому, что все американцы в день Рождества Христова идут в свои храмы, и наше молодое поколение, вступившее в смешанные браки (а таких большинство), тоже идёт туда. Если бы в наших храмах было в этот день рождественское Богослужение, то они пошли бы в наш храм. Сторонники старого стиля указывают «а то, что нарушается длительность рождественского поста, а между тем большинство из них встречают год по Новому стилю и не за постным столом. По личному опыту знаю, что если Рождество Христово приходится на рабочий день, то взять отпуск с работы не всегда возможно. Если лица, принимающие американское подданство, не считаются с американскими традициями, то такие лица вызывают недоумения у американцев и справедливый вопросы «Почему они приняли подданство?» Итак у нас двунадесятые и престольные праздники переносятся на другие дни, по усмотрению настоятеля и что уставом не предусмотрено, но вызывается жизненной необходимостью, дабы верующие могли помолиться в честь своих православных праздников и в том числе и на Рождество Христово по новому стилю.

ОТВЕТ: Действительно, по недостатку данных нельзя с точностью установить день Рождества Христова. Но это не значит, что можно праздновать день Рождества Христова когда кому заблагорассудится: ДЕНЬ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА НАДО ПРАЗДНОВАТЬ ТОГДА, КОГДА ЭТО УСТАНОВЛЕНО НАШЕЙ СВЯТОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ — 25 ДЕКАБРЯ ПО НАШЕМУ ПРАВОСЛАВНОМУ КАЛЕНДАРЮ. Весь Богослужебный строй нашей св. Православной Церкви представляет собою строгое гармоническое целое, где всему отведено своё место и где не может быть места произволу, ибо тогда будет внесена путаница и безпорядок, нарушающий эту строгую гармонию. В частности, день Рождества Христова тесно связан с предшествующим ему сорокадневным постом, с особыми празднованиями и воспоминаниями целого ряда предшествующих ему .дней, со днями так называемого «предпразднства» Рождества Христова и т. под. Всё это нарушится, если ввести празднование Рождества Христова по новому стилю: вместо стройного порядка будет недопустимый хаос.
Встречать Новый Год по новому стилю да ещё «не за постным столом» не станут подлинные православные христиане, и запретить этого нельзя тем, кто по духу чужды своей св. Православной веры и не дорожат её традициями и установлениями.

Принятие американского подданства (правильнее — «гражданства») не обязывает нас отрекаться от своей св. Православной веры и от её обычаев и традиций. И магометане, и язычники, и особенно евреи пользуются здесь полной свободой и правом исповедывать свою веру и праздновать праздники, в согласии со своими обычаями и традициями, и никто их не смеет упрекать за это в какой-либо «нелояльности» к Америке, а потому более чем странно принуждать православных христиан к принятию обычаев и традиций инославных американцев. Нам известно, что благоразумные американцы-работодатели, наоборот, весьма охотно отпускают своих служащих в церковь на большие праздники, в соответствии с исповедуемой ими верой. Исключения, конечно, всегда возможны.
То, что у нас двунадесятые и престольные праздники будто бы «переносятся на другие дни, по усмотрению настоятеля», — совершенно не отвечает действительности: и двунадесятые и престольные праздники празднуются в своё время, когда это положено церковным уставом, но сверх того некоторые отцы настоятели в ближайший воскресный день устраивают ещё особое всенародное празднование престольного праздника, дабы дать возможность принять в нём участие возможно большему числу верующих, не могущих быть в храме в самый день праздника. Это неправильно называется перенесением праздника, ибо он не может переноситься и не переносится.

В ЧУЖОЙ СТРАНЕ И В НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ УСЛОВИХ МЫ ТЕМ БОЛЕЕ, ЧЕМ ЭТО БЫЛО В РОССИИ, ДОЛЖНЫ БЫТЬ ИСПОВЕДНИКАМИ СВОЕЙ ВЕРЫ, А НЕ РАСТВОРЯТЬСЯ В ОКРУЖАЮЩЕЙ НАС СРЕДЕ, ЧТО СОВСЕМ НЕДОСТОЙНО ЗВАНИЯ ИСТИННОГО ХРИСТИАНИНА. А то, что же будет с нами, если нам всем навяжут столь усиленно пропагандируемую теперь новую, общую для всех, веру? Принятие одного новшества неизбежно влечёт за собою принятие и других новшеств, и постепенно все устои веры расшатываются. ЭТО и ЕСТЬ ПУТЬ ОТСТУПЛЕНИЯ, КОТОРЫЙ ВСЕГДА НАЧИНАЕТСЯ КАК-БУДТО БЫ С «МАЛОГО» — МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОГО НА ВИД — А ЗАТЕМ, ПОСТЕПЕННО ПРОГРЕССИРУЯ, ПЕРЕХОДИТ ВСЁ К БОЛЬШЕМУ и БОЛЬШЕМУ, И, НАКОНЕЦ, УТРАЧИВАЕТСЯ И САМОЕ СУЩЕСТВО ВЕРЫ — ИСПАРЯЕТСЯ ДУХ ЕЁ, И «СОЛЬ, по выражены Христа-Спасителя, ОБУЕВАЕТ».

НАШЕ СПАСЕНИЕ В ТОМ, ЧТОБЫ КРЕПКО ДЕРЖАТЬСЯ СВОЕГО. И это вызывает не недоумение, а напротив — уважение к нам иностранцев.

ВОПРОС: Когда и почему установлено возбранение женщинам входить в алтарь?

ОТВЕТ: По каноническим правилам, не только женщинам, а и вообще мiрянам, не посвящённым в священные степени, не разрешается входить в алтарь. Алтарь есть место священнодействия, и в нём могут быть только облачённые в священные одежды священнослужители и церковнослужители — чтецы, певцы, пономари, вообще прислужники, помогающие священнику при Богослужении.
Что касается женщин, то им входить в алтарь нельзя потому в особенности, что они не могут быть посвящаемы ни в какие церковные степени, а это, в свою очередь, обуславливается их специфической физиологией.

ВОПРОС: Может ли быть женщина церковным старостой или псаломщиком?

ОТВЕТ: Всероссийский Церковный Собор 1917 /18 г.г. допустил избрание женщин на должность церковного старосты. Официальным псаломщиком, то-есть членом Церковного причта, женщина не может быть, ибо это должность церковнослужительская, а женщины не могут быть посвящаемы в церковные степени.

ВОПРОС: Почему не должно быть седалищ в православных храмах?

ОТВЕТ: Вопрос неправильно поставлен. Речь идёт очевидно об обычае сидеть в храме во время Богослужения, широко распространившемся в православных храмах Северной Америки, под несомненным влиянием инославных. Седалища в православных храмах в древности устраивались, и их до сих пор можно видеть на Православном Востоке. Это так называемые «стасидии», который помещались преимущественно вдоль стен храма. Но имеют они совершенно иной вид, чем те скамьи, которыми здесь в Америке почти сплошь заставлено всё свободное пространство в храме. И назначение их не то, чтобы сидеть на них в течение всего Богослужения. Всенощные бдения, по уставу, должны продолжаться всю ночь или, во всяком случае, большую часть ночи, и вполне понятно, что участвующие в таких всенощных бдениях нуждаются в некотором отдохновении. Стасидии и предназначаются для того, чтобы на них можно было сидеть, но лишь в известные моменты Богослужения, как напр., во время чтения кафизм (самое слово «кафизма» как раз и значить: «сидение»), во время так наз. «седальнов», во время чтения поучений из святоотеческих книг, что указывается уставом (хотя нигде ныне, кроме монастырей, почти не соблюдается).

Но сидеть в течение всего Богослужения или даже хотя бы большей части Богослужения, как это вошло в обычай здесь в Америке, под влиянием инославных, да ещё во время Богослужения, которое продолжается час или два, — тем более во время совершения Божественной литургии, за которой со страхом и трепетом предстоят сами Ангелы, сослужащие совершителю этого величайшего Таинства (см. молитвы за Божеств, литургией), совершенно недопустимо, если не сказать больше — кощунственно. Мы не говорим здесь, конечно, о старых и больных людях, которые не в силах вообще стоять, а имеем ввиду нормальных и физически здоровых людей.

Священник молится в храме «о предстоящих (а не сидящих) людех», и все приходящие в храм на молитву должны именно предстоять пред Богом, как воины перед своим Царём, с великим благоговением, страхом и трепетом, чему никак не отвечает сидячее положение тела, само по себе располагающее к общему духовному и телесному расслаблению. От молящегося требуется, наоборот, особая внутренняя напряженность всех сил, — бодренность, внимание, сосредоточенность, трезвение, а не притупление внимания и сонливость, которая обычно легко овладевает сидящими.
Ни с какой точки зрения не может быть оправдан этот крайне неблагоговейный обычай сидения в храме за такими непродолжительными Богослужениями, которые обычно в наше время совершаются. И вполне понятно, почему в наших Российских храмах, где уже не было таких продолжительных всенощных бдений, какие совершались в древности (а теперь совершаются лишь кое-где в древних иноческих обителях, преимущественно на св. Афоне), стасидии исчезли, и допускалось ставить лишь некоторое небольшое количество стульев или скамей для престарелых и больных.

ВОПРОС: Является ли кощунством выступление на сцене светских лиц, изображающих духовных лиц?

ОТВЕТ: Театральное изображение на сцене, хотя бы и специально для данной цели устроенной, библейских событий и священных лиц не соответствует духу Православной Церкви, даже когда это происходит с благонамеренной целью, так как такие представления омiрщвляют священные для нас воспоминания. Благоговейное чувство не должно позволить человеку брать на себя изображение на сцене Спасителя, Богоматери и святых лиц. Нельзя отнестись сочувственно и к тому, когда на сцене представляют духовных лиц и картины из церковного быта хотя бы и в положительном их освещении:. К тому же современные литература и сцена более склонны к карикатурному представлению церковного быта. Кощунственными однако можно назвать лишь такие представления из священной для христиан области, которые преднамеренно унижают и оскорбляют предметы нашей веры, хотя в некоторых случаях эта преднамеренность и кощунственность бывают затушёваны и прикрыты.

ВОПРОС: Допустимо ли фотографирование отдельных моментов богослужения, снимания фильмов с богослужений, св. таинств, напр. крещения, освящения плодов, разных помещений, жилых домов?

ОТВЕТ: Фотографирование храма допустимо вне совершения в нём богослужения. Позволительно также фотографирование процессий и молений на открытом воздухе. Совершенно недопустимо производство фильмовых съёмок в храме во .время божест. Литургии, а равно и фильмов совершения св. таинств. По смыслу самого слова «таинство», особенно в отношении Литургии, наблюдать совершение таинств могут лишь те, кто участвует в данном богослужении молитвенно. По канонам Церкви не должны наблюдать совершение главной части Литургии иноверцы и оглашенные, готовящиеся к крещению. Если этот закон и нарушается, нарушение не даёт права идти дальше, делая таинство предметом фильмовой картины.

ქართული თარგმანი მზადდება

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

%d bloggers like this: